ПолитЭкономика.ру Случайное изображение заголовка

«Я предпочел бы умереть, чем не играть» — А.С. Пушкин

Aces

Все смешалось в нашем доме. Решили бороться с игорным бизнесом и задержали пожилую женщину, которая играла в лото с соседями во дворе. Ее посчитали организатором азартных игр в общественном месте. Ну да бог с ними, ретивыми исполнителями. Как нам самим относиться к игре?

В 1801 г. Александр I через 3 месяца после вступления на престол издал указ «Об истреблении непозволительных карточных игр». На основании этого указа уличенных в азартных играх брали под стражу и отсылали в суд. Известен разговор Александра I о карточной игре с генералом Левашевым: — Я слышал, что ты играешь в азартные игры? — Играю, государь. — Разве ты не читал указа, данного мною против игроков? — Читал, ваше величество. Но этот указ до меня не относится: в нем написано, что он обнародован в предостережение «неопытных юношей», а самому младшему из играющих со мною — 50 лет.
Можно ли запретить саму игру? Давайте представим себе русскую литературу без карточной игры. Каких книг мы бы никогда не увидели: Пушкин, «Пиковая дама»; Гоголь, «Игроки»; Лермонтов, «Штосс» и «Тамбовская казначейша»; Некрасов, «Преферанс и солнце»; Достоевский, «Игрок»; Леонид Андреев, «Большой шлем». Это далеко не полный список произведений, целиком посвященных теме игры. А сколько прекрасных эпизодов, образов, характеров, метафор, связанных с игрой, рассыпано в других текстах классиков. Многие из авторов сами были игроками. Достоевский в лихорадочной спешке писал «Игрока»: позарез нужны были деньги — латать дыры в бюджете после рулетки. Если бы не проигрыш Толстым яснополянского дома, мы никогда не увидели бы повесть «Казаки». Пущин негодовал: «Как ищу я денег Пушкину! Как собака!» Профессиональный игрок Некрасов издавал на выигранные деньги журнал «Современник». Пржевальский на выигранные 12000 рублей серебром организовал экспедицию. Белинский, Грановский, Фет, Ходасевич, Булгаков…
Мимо темы игры не прошел ни один значительный исследователь души человеческой, ведь в игре человек проявляет самые потаенные свойства своей натуры. «В игре да в дороге узнаешь людей».
Сразу после выхода в свет моей энциклопедии «Игорный Дом» газета «Книжное обозрение» предложила мне вести рубрику «Читая Пушкина», где сцены карточной игры были бы прокомментированы экспертом. Вы не представляете, насколько может измениться образ человека, когда ближе познакомишься с его игроцкой биографией.

pict_011

С.Д. Полторацкий несколько раз просил у Пушкина писем к нему Рылеева, чтобы списать их. Как-то раз за игрою Полторацкий поставил 1000 рублей и предложил против этой суммы поставить письма Рылеева. Пушкин было согласился, но тотчас же опомнился, воскликнув: «Какая гадость! Проиграть письма Рылеева в банк! Я подарю вам их!»
У Пушкина был дальний родственник, некто Оболенский, игрок, человек без правил, но не без ума. Пушкин тогда не имел вовсе денег; он пешком пришел к Оболенскому просить взаймы и застал его за игрою в банк. Оболенский предложил ему сыграть. Не имея денег, Пушкин отказывался, но принял вызов Оболенского играть пополам. По окончании игры Оболенский остался в большом выигрыше и по уходе проигравшего, отсчитывая Пушкину следующую ему часть, сказал: «Каково! Ты не заметил, ведь я играл на верное!» Как ни нужны были Пушкину деньги, но, услышав это, он ничего не взял и тут же поспешил домой. (Герцен. «Полярная звезда», 1861 г.)

Нужно ли комментировать? Не взял долю с игры, когда узнал, что она велась «на верное», т.е. наверняка, с применением шулерских приемов. Полторацкий не предложил бы поставить на кон письма Рылеева, если бы у Пушкина еще оставались деньги. К этому моменту Пушкин все проиграл и сидел зрителем. Могу легко представить себе его желание отыграться. Предложенная цена невероятно высока — 1000 рублей. Но честь — дороже. «Проиграть письма Рылеева в банк? Давайте лучше я вам их подарю!» Поступок? Несомненно!
Тут возникает вопрос: что есть азартная игра? Какую игру следует считать азартной? Вероятно, не футбол и не шахматы. То есть книгу Ежи Гижицкого «С шахматами через века и страны» назвать книгой об азартных играх нельзя? А если в шахматы играть на деньги, это азартная игра? Давайте разберемся и заглянем в словари.
АЗАРТНЫЕ ИГРЫ — род игр, в которых выигрыш зависит главным образом от случая, везения и в гораздо меньшей степени от умения игрока. В России первое разделение игр на азартные (запрещенные) и «разрешительные» находим в указе Елизаветы Петровны от 1761 г. К азартным играм относятся практически все без исключения банковые игры: штос, банк, фараон, рулетка, лотерея. Для сравнения: в коммерческих играх — преферанс, бридж, покер и др. — выигрыш зависит в большей мере от искусства игрока, чем от везения.
Например, игра винт в повести Л. Андреева «Большой шлем» не имеет ничего общего с азартными играми. Это предшественник бриджа, признанного сегодня олимпийским видом спорта.
А вот это — про банк: «…душеоживительный, мятежный банк, где человек живет полно и совершенно, где все нервы напряжены, все страсти возведены в квадрат, и душа ежеминутно просится на карту вместе с последним рублем». (Некрасов. Помещик двадцати трех душ).
Кого-то из великих, кажется, Эйнштейна, спросили, сколько книг должен прочитать человек за свою жизнь. Тот ответил: десять. Вопрошающий воодушевился и спросил, какие десять. Ответ его разочаровал: у каждого человека свои десять книг. А чтобы понять, какие именно десять книг тебе стоило в жизни прочесть, приходится перелопатить гораздо больше.
Что бы я посоветовал прочесть об игре? На меня огромное впечатление произвели следующие книги.
1. Йохан Хёйзинга, Homo Ludens («Человек играющий»). Это философский и культурологический трактат. Книга, без которой невозможно понять место игры в человеческой жизни и постигнуть смысл феномена игры. Ее трудно читать без словарей. Это серьезный труд выдающегося ученого. Вся культура, по Хёйзинге, вытекает из игры и является формой игры. Политика, бизнес, искусство… Вся наша жизнь — игра. Гениальный поэт понял это на образном уровне, а ученый обосновал и вывел, как дважды два.
2. Гоголь, «Игроки». Величайшая книга всех времен и народов про игроков (в том значении, что у Даля выражено в поговорке «Игрок — кум вору»). Сюжет достаточно простой. Но как сделано!
Ихарев: А что, господа, покамест спор о священных обязанностях, не засесть ли нам в банчик?.. Позвольте вам сделать один вопрос: как поступали вы доселе, чтобы пустить в ход колоды? Подкупать слуг ведь не всегда можно.
Утешительный: Да и опасно. Мы делаем это иначе. Один раз мы поступили вот как: приезжает на ярмонку наш агент, останавливается под именем купца в городском трактире. Издерживается, ест, пьет — и вдруг пропадает, неизвестно куда, не заплативши. Хозяин шарит в комнате. Видит, остался один вьюк; распаковывает — сто дюжин карт. Карты, натурально, сей же час проданы с публичного торга. Пустили рублем дешевле, купцы вмиг расхватали в свои лавки. А в четыре дни проигрался весь город!
Швохнев: Ну, а у того, у помещика?..
Утешительный: А это дело тоже было поведено недурно. Есть помещик Дергунов, богатейший человек. Игру ведет отличную, честности беспримерной, к поползновенью, понимаете, никаких путей. Мы живем уж там три дня. Как приступить к делу? Просто нет возможности. Наконец придумали. В одно утро пролетает мимо самого двора тройка. На телеге сидят молодцы. Все это пьяно, как нельзя больше, орет песни и дует во весь опор. На такое зрелище, как водится, выбежала вся дворня. Ротозеют, смеются и замечают, что из телеги что-то выпало, подбегают, видят — чемодан. Машут, кричат: «Остановись!» — куды! никто не слышит, умчались. Развязали чемодан — видят: белье, кое-какое платье, двести рублей денег и дюжин сорок карт. Ну, натурально, от денег не захотели отказаться, карты пошли на барские столы, — и на другой же день ввечеру все, и хозяин и гости, остались без копейки в кармане, и кончился банк.
Ихарев: Очень остроумно. Ведь вот называют это плутовством и разными подобными именами, а ведь это тонкость ума, развитие.
Утешительный: Эти люди не понимают игры. В игре нет лицеприятия. Игра не смотрит ни на что. Здесь все равны.
Ихарев: Именно этого не понимают, что игрок может быть добродетельнейший человек. Я знаю одного, который наклонен к передержкам и к чему хотите, но нищему он отдаст последнюю копейку. А между тем ни за что не откажется соединиться втроем против одного обыграть наверняка…

pict_012

Гоголь сам в карты не играл — нет свидетельств. Однако в записную книжку старательно записывал игроцкие выражения: «пикендрас, пикенция»… Иногда я думаю, что если бы Николай Васильевич знал десятую часть реальных историй, случившихся в моей жизни, он позавидовал бы мне белой завистью. Но мастерство и точность определений — недосягаемы!
Помните, что сказано в «Мертвых душах» про Ноздрёва? Что он родного отца хотел продать или, еще лучше, проиграть в карты. Э-эх! Дотянуться бы!
3. Достоевский, «Игрок». Он это выстрадал. Писал за долги, наспех, иногда путался в математических расчетах выплат на рулетке. Он сам был азартный игрок, о которых говорят: без руля и без ветрил. Представление о Достоевском-игроке дают выдержки из его писем жене.
«Здравствуй, ангел мой, Аня... А тут игра, от которой оторваться не мог. К обеду проиграл 16 империалов. После обеда отыграл все 16 проигранных да сверх того выиграл 100 гульденов. А мог бы выиграть 300, потому что уже были в руках, да рискнул и спустил. Вот мое наблюдение, Аня, окончательное: если быть благоразумным, т.е. быть как из мрамора, холодным и нечеловечески осторожным, то непременно, без всякого сомнения, можно выиграть сколько угодно. Но играть надо много времени, довольствуясь малым, если не везет, и не бросаясь насильно на шанс. Есть тут один... Он играет уже несколько дней с ужасным хладнокровием и расчетом нечеловеческим, и его уже начинает бояться банк: он загребает деньги и уносит каждый день по крайней мере 1000 гульденов. Постараюсь употребить нечеловеческое усилие, чтоб быть благоразумнее, но, с другой стороны, я никак не в силах оставаться здесь несколько дней. Безо всякого преувеличения: мне до того уже все противно и ужасно, что я бы сам собой убежал. А между тем это наживание денег даром, как здесь (не совсем даром: платишь мукой), имеет что-то раздражительное и одуряющее, а как подумаешь, для чего нужны деньги, как подумаешь о долгах и о тех, которым кроме меня надо, то и чувствуешь, что отойти нельзя. Но воображаю же муку мою, если я проиграю и ничего не сделаю: столько пакости принять даром и уехать еще более нищему, нежели приехал».
«День вчера был для меня прескверный. Я слишком значительно проигрался. Что делать: не с моими нервами, ангел мой, играть. Играл часов десять, а кончил проигрышем. Было в продолжение дня и очень худо, был и в выигрыше, когда счастье переменялось — все расскажу, когда приеду. Теперь на оставшиеся (очень немного, капелька) хочу сделать сегодня последнюю пробу».
«Веришь ли: я проиграл вчера все до последнего гульдена, и решил писать тебе поскорей, чтоб ты прислала мне денег на выезд. Но вспомнил о часах и пошел к часовщику их продать или заложить».
«Пошел на рулетку и все проиграл. Руки у меня дрожали, мысли терялись, и даже проигрывая, почти как-то рад был, говорил: пусть, пусть. Наконец, весь проигравшись (а меня это даже не поразило в ту минуту), ходил часа два в парке. Воротился и пошел опять заложить часы».
«Я сделал опыт, что если играть хладнокровно, спокойно и с расчетом, то нет никакой возможности проиграть! Там слепой случай, а у меня расчет, следственно, у меня перед ними шанс. Но что обыкновенно бывало? Через четверть часа обыкновенно я выигрывал вдвое. Тут-то бы и остановиться. Но я отходил только, чтоб выкурить папироску, и тотчас же бежал опять к игре. Для чего я это делал, зная, что не выдержу и проиграю? Кто играет без расчету, на случай, тот безумец».
«Отправив тебе письма с просьбою выслать деньги, я пошел в игорную залу. Я употребил сверхъестественное усилие быть целый час спокойным и расчетливым, выиграл 30 золотых фридрихсдоров, т.е. 300 гульденов. Не дав себе отдохнуть и опомниться, бросился на рулетку, начал ставить золото и проиграл до последней копейки».

«Жена моя, прости меня! Я сделал преступление, все проиграл, что ты мне прислала, все до последнего крейцера, вчера же получил и вчера проиграл!»
«Не надо меня пускать к рулетке! Как только проснулся — сердце замирает, руки-ноги дрожат и холодеют. С первых ставок спустил 50 франков, потом вдруг поднялся, не знаю насколько, не считал; затем пошел страшный проигрыш, почти до последков».
«Прости Аня, я тебе жизнь отравил!.. Пришли мне как можно больше денег. Не для игры (поклялся бы тебе, но не смею, потому что я тысячу раз тебе лгал)».
«Верь мне или не верь, но клянусь тебе, что не имел намерения играть! Чтобы ты поверила мне, признаюсь во всем: когда я просил у тебя телеграммой 30 талеров, а не 25, то я хотел на 5 талеров еще рискнуть, но и то не наверно. Я рассчитывал, что если останутся деньги, то я все равно привезу их с собой. Но когда получил сегодня 30 талеров…»
«Ты для меня все свое заложила в эти 4 года и скиталась за мною в тоске по родине! Аня, вспомни, что я не подлец, а только страстный игрок».

Я сознательно сделал такую большую подборку, чтобы показать глубину падения. Когда-то меня упрекнул редактор энциклопедии Евгений Витковский: «Вы Достоевского в грязь втоптали». Я ответил ему, что люблю Достоевского, «как сорок тысяч братьев любить не могут». Достоевский исследовал глубину пропасти (я так его понимаю) и дошел до самого дна. Чтобы выбраться и рассказать.
4. Пыляев, «Азартные игры в старину». Историки с недоверием относятся к Пыляеву: дескать, не вполне научен, не на сто процентов достоверен. Но я прочитал с большим удовольствием и вам советую — легко написано, много баек, анекдотов. А представление об игре в те времена дает такое, как ни один серьезный трактат.

pict_013

В царствование императрицы Анны Иоанновны при дворе входит в моду игра в карты, и любимцы государыни, Бирон и Остерман, играют на крупные суммы с иностранными послами. При императрице Елизавете азартные игры не прекращаются: граф Алексей Разумовский почти ежедневно проигрывает большие суммы. Щедрый и не дороживший деньгами, он держал у себя в доме большой банк и проигрывал тем, с кем хотел поделиться деньгами. Случалось, что иные из его гостей делились с ним его капиталами без его ведома и выносили деньги полными карманами.
В петербургском обществе в это время уже существовало много игорных домов, и один из них, у Вознесенья, вел свои обороты открыто.
При Петре III картежная игра не имеет уже той силы; государь указом воспрещает играть в фаро, квинтич и в прочие азартные игры, а только позволяет употреблять игры в знатных дворянских домах — и то на самые малые суммы денег, и не для выигрыша, но единственно для препровождения времени, как-то: в ломбер, кадрилию, пикет, контру и памфил.
В царствование императрицы Екатерины II входят в моду рест, вент-эн, кучки, юрдон (самая азартная: от нее происходит «проюрдонился»), гора, макао, штос, три и три, рокамболь, тентере, а-ла-муш и совершенно выходят из моды старинные карточные игры тресет, басет, шнип-шнап-шнур, марьяж, ерошки или хрюшки, 3 листка и 7 листов, никитишны.
Екатерина II в Уставе Благочиния (1782 г.) запрещает играть картами или иным чем в игры, основанные единственно на случае, или «газартныя». Еще ранее этого указа, в 1771 г., воспрещено было платить долги по карточной игре и велено отказывать в уплате денег заимодавцам, ежели заведомо на игру давали оные. В этом указе сказано было, что «отцы и матери детей неотделенных платить за них долгов карточных неповинны» и «данные от сих последних векселя и закладные почитаются недействительными».

Последнее свидетельство особенно важно. Обратите внимание: если заимодавец знал, что дает деньги на игру, долг признается недействительным! Нельзя судом получить. Вековой опыт законодательства забыт, заброшен. А жаль! Наши мудрые предки предусмотрели многое из того, что сегодня пытаются «изобрести».
Вспоминается круглый стол на радио, куда меня пригласили поучаствовать в дискуссии о новом законодательстве о казино (это было 3 года назад, новый закон про 4 игровые зоны только обсуждался в Думе). Оппонент — депутат, представитель одной из ведущих партий, говорит: «Вот наконец-то государство проявило волю! В Америке же не дураки! Там казино разрешено в единственном штате — Невада. Хочешь играть — езжай в Лас-Вегас». Я говорю: извините, пожалуйста! Вот у меня распечатана справка: сколько казино в каждом из 48 штатов (несколько десятков в каждом штате).
Во время рекламы вышли покурить. Он говорит: «Что ты наезжаешь? Я же сам игровой. У меня и казино свое есть». Спрашиваю: «Так это ты «для дела» на белое черное говоришь? Тебе так нужно из конъюнктурных соображений?» — Ну конечно! — обрадовался моей понятливости депутат.
И тут сам разговор подвел нас к еще одной замечательной книге.

MACAU NEW CASINO

5. Робер-Уден, «Разоблачение плутовства греков». Имея гуманитарное образование и богатый опыт в области искусства фокусов, Робер-Уден создал своего рода шедевр, опередивший время. Эту книгу можно считать первым научным трудом в данной области.
«Грек высшего общества, без сомнения, самый искусный и умный в своем злодействе. Он является гроссмейстером искусства жульничества. Если он не блистает красноречием в разговоре, то это лишь потому, что он не хочет затмевать других, хотя, возможно, просто копит силы для мизансцены своего злодейства. Эти граждане Афин мало уважают законы общества и развивают в себе только те качества, которые могут быть полезны им в профессии. Когда он обманывает свои жертвы, его глаза, кажущиеся зафиксированными только на собственных картах, бросают тайные взгляды, наблюдая все, что происходит вокруг. Он знает по эффекту, произведенному на выражение лица соперника, когда тому пришла хорошая карта, так же хорошо, как если бы он видел сами карты, что является подспорьем в его игре. Как физиогномист, грек высшего общества конкурирует с умнейшими учениками Лаватэ. Это напрасный труд пытаться сбить его с толку, изображая тусклое и бесстрастное выражение на лице. Малейшее движение нерва на лице или почти незаметное сжатие мускула раскроют ему ваши самые скрытые мысли.
Аристократический грек является специалистом по разного рода играм. Теории и вероятности всех азартных игр, так полно описанные Ван Тэнэ, являются принципами, на которых базируется его система, и которую он применяет с удивительным мастерством. По своему редкому таланту он обладает глубокими знаниями самой изысканной ловкости рук. Никто не знает лучше, чем он, как заменить одну карту на другую, сделать ложное подснятие, отвлечь и выполнить трюк. Он довел эти важные принципы жульничества до удивительного совершенства.

Могу добавить к описанным книгам названия еще нескольких: Гофман, «Счастье игрока»; Пушкин, «Пиковая дама»; Лермонтов, «Штосс»; Некрасов, «Преферанс и солнце».
Мы можем вернуться к этой теме в будущем. Буду рад вашим письмам. Мне всегда интересно общаться с людьми, небезразличными к теме игры. Мой адрес: dsl@pokerfederation.ru

Текст: Дмитрий Лесной

Комментариев нет к “«Я предпочел бы умереть, чем не играть» — А.С. Пушкин”

Оставить комментарий